Уроки Китая

 

УРОКИ КИТАЯ

 

Современный Китай нельзя понять, не вернувшись немного назад. То что удалось Китаю - это построить эффективную систему управления на основе традиционных ценностей китайского народа. То, что  не удалось нам и итогом чего является сегодняшнее плачевное состояние России и стран СНГ. Мы предлагаем осмыслить эффект Китая с позиции  традиционных  этических ценностей, которые  взяли вверх над всевозможными сценариями перестройки в Китае. Только изучая опыт тех, кто смог не свалиться в пропасть,  мы сумеем   понять (или нет),  где мы сами и извлечь уроки. Мы предлагаем вашему вниманию некоторые материалы, иллюстрирующие эту точку зрения.

 

 

КОНФУЦИЙ  И СОВРЕМЕННОСТЬ

 

Трактовка принципа «хэ» (принцип гармоничного развития как индивидуума, так и социума и гармоничного сосуществования людей в обществе и мире) получила развитие в провозлашенной Гу Му концепции «Земной шар — одна деревня». Подра­зумевалось, что доминирующим фактом в жизни «деревни» приз­вана быть «гармония» Конфуция  (см.   [24, с.  198]).

Неожиданно для себя после завершения симпозиума в итоговой статье, опубликованной в экземпляре «Жэньминь жибао», ориентированной на внешний мир , я обнаружил иное толкование принципа «хэ». Сообщалось, что на одном из секционных заседа­ний в Цюйфу ряд китайских ученых (фамилии их, к сожалению, не названы) предложил трактовать «хэ» как «пусть расцветают все цветы, пусть соперничают все ученые»  [367, 11.10.1989].

Итак, на представительной научной конференции в конце XX в. напомнили о себе две традиции толкования принципа «хэ». Гу My продолжил официальную традицию, заложенную ханьским ученым Дай Шэном и закрепленную Чжу Си. Не являясь профессио­нальным конфуциеведом, он вполне мог обратиться к устойчивой трактовке, тем более что использовал ее в благих целях. Другие ученые продолжили традицию иной трактовки, восходящей к более раннему периоду — цискому Янь Ину, «Гоюю» и самому Конфуцию. К сожалению, они все же были не точны — правильно отразив идею свободомыслия и состязательности умов, присущую изначально принципу «хэ», они прошли мимо главного. У Учи­теля состязательность умов была направлена на достижение Един­ства, решение Общей задачи.

В то же время отрадно констатировать сосуществование, хотя и не на равных, двух традиций в духовной и политической культуре страны. Кстати, одна из них в трансформированном варианте реализована в политической культуре стран конфуциан­ского культурного региона, но об этом уже в самом конце книги.

О том, сколь значительную роль продолжает играть конфуциан­ство в жизни Китая, свидетельствует и выступление на симпо­зиуме генерального секретаря ЦК КПК, говорившего о значении идей Конфуция для нравственного воспитания подлинных строи­телей социализма. Действительно, процесс инкорпорации цен­ностных ориентиров Учителя в новую, формирующуюся государ­ственную доктрину набирает темпы. В качестве конкретного примера приведу текст ст. 6 постановления Центральной комиссии КПК по проверке дисциплины «Относительно партийных дисцип­линарных наказаний членов КПК, нарушивших социалистическую мораль» от 28 декабря 1989 г.: «Лица, не выполняющие обязан­ностей по содержанию и воспитанию несовершеннолетних детей или по содержанию родителей, при сравнительно серьезных обстоятельствах наказываются предупреждением или строгим Предупреждением, при серьезных обстоятельствах смещением с партийных должностей. Лица, жестокое обращение которых с чле­нами семьи носит сравнительно серьезный характер, или отказав­шиеся от членов семьи, наказываются смещением со всех постов в партии или же испытательным сроком в партии, при серьезных обстоятельствах исключаются из партии»   [367,  18.01.1990].

Выступая   гарантом   возрождения   пошатнувшихся   в   период    «культурной революции» национальных традиций, заложенных Учителем (прежде всего концепции «сяо»,— почитания старших), КПК одновременно восстанавливает и одну из своих собственных лучших традиций, восходящих к лекциям Лю Шаоци в Янъани, где «благородный муж» Конфуция был прототипом идеального коммуниста.

Сегодня можно утверждать, что в КНР восстановлено былое уважение к Конфуцию, которое тысячелетиями жило в глубине национального сознания. Многие воззрения Совершенномудрого, особенно его критерии ценности личности, необходимы современ­ному китайскому обществу в качестве ориентира.

В Китае активизируется процесс восстановления веры в дей­ственность социальной роли «благородного мужа» как неотъемле­мого фактора нормального функционирования и самого общества, и системы управления. Достаточно упомянуть о призывах депу­татов ВСНП (апрель 1990 г.) «сформировать неподкупное руко­водство» и разработать «закон о честном руководстве». Депутаты предложили, в частности, образовать при ВСНП комиссию адми­нистративного контроля с целью непосредственной проверки деятельности руководителей страны от членов Госсовета и выше [367, 02.04.1990].

Этическое и деловое формирование репрезентативного типа личности, с которым в КНР связывают надежды на успешную модернизацию, возможно лишь при синтезе не только китайского и западного, но и традиционного с современным, когда нацио­нальное ядро формируется за счет традиционных духовных ценностей".

Наблюдаемый ныне в мире повышенный интерес к человеку не может успешно развиваться без более углубленного взаимопозна­ния духовных культур каждого народа. Знакомство с воззрениями Конфуция, стоявшего у истоков духовной китайской культуры, может внести свою лепту в этот процесс.

Наглядным свидетельством этого могут служить итоги широко­масштабного обследования системы ценностей жителей КНР, осу­ществленного Институтом социологии Народного университета (г. Пекин) в 1987—1988 гг. Оно проводилось в 13 провинциях и городах Китая, было опрошено более 1800 человек — представи­телей почти всех социальных слоев, образовательных и социаль­ных групп66.

Оценка 14 «основных качеств личности» производилась по семизначной шкале, где «5» означало «весьма одобряю», «3»— «одобряю», «1»—«одобряю в некоторой степени», «0»—«не могу дать определенной оценки», «—1»—«не одобряю в некоторой степени», «—3»—«не одобряю», «—5»—«весьма не одобряю». Ниже приведены средние оценки, данные тому или иному ка­честву, ат'акже сведения о том, какая доля опрошенных (%) дала данному качеству ту или иную оценку   [2926, с. 69 —73]:

Итак, восемь «основных качеств личности» получили положи­тельную оценку — и все они восходят к системе ценностей Учителя. Высшую среднюю оценку получила «совесть». В то же время отрадно, что по удельному весу положительных оценок лидирует «жэнь» Конфуция (современное «жэньай») —95,4%, опередив ненамного «совесть»—94,8%.

Читатель, видимо, обратил внимание на странное соседство понятий под № 11. В то время, как современные китайско-рус­ские словари, изданные как в Москве, так и в Пекине, трактуют «сы дэ» как «личные достоинства», в массовом сознании сохраня­ется традиционное восприятие этого понятия как особого типа морали, нормы которой действуют лишь в отношениях между людьми, объединенными какими-либо связями. Отсюда и нега­тивное отношение к «сы дэ», как к «частной морали». В данном случае сказывается не совсем удачный процесс внедрения евро­пейского понятийного аппарата в толщу традиционной культуры, когда неадекватно подобранный еще в конце XIX в. китайский термин, наталкивается на сложившийся в массовом сознании стереотип негативной реакции ко всему, что у Конфуция связано с личной (частной) выгодой, особенно если эта «выгода» достига­ется за счет ущемления прав других людей.  Довольно удивительно, что «приверженность середине» и «прагматизм» заняли первые места в нулевой шкале.

К сожалению, мне недоступны результаты аналогичных опро­сов по другим странам конфуцианского культурного региона. Было бы поучительным сравнить степень воздействия формационности общества на генофонд национального менталитета.

Что же касается многомиллионного китайского крестьянства, то традиционная вера в Небо, как верховного судию земных правителей, остается у него неизменной. Несколько десятиле­тий — слишком короткий срок для изменения вековых традиций. Так, небывалое для Китая таншаньское землетрясение, унесшее десятки тысяч жизней, китайские крестьяне восприняли как знак недовольства Неба правлением Мао Цзэдуна... И через несколько месяцев Председатель скончался...

                                                          

№ п/п

Качество личности

Средняя оценка

5

3

1

0

- 1

- 3

- 5

1

Совесть (цицзе)

4,05

66,3

23,8

4,7

4,1

0,5

0,4

0,2

 

2

Преданность и сыновняя почтительность (чжунсяо)

3,92

59,6

29,5

5,5

4,4

0,5

0,3

0,2

 

3

Гуманность (жэньай)

3,87

57,0

32,9

5,5

4,1

0,2

0,2

0,2

4

Интеллект (личжи)

3,75

55,6

30,4

7,4

4,3

1,0

0,8

0,4

5

Трудолюбие и бережливость (цинь-цзянь)

3,10

41,4

34,0

11,6

8,2

2,5

1,4

1,0

6

Деятельность, инициативность (цзинь-цюй)

2,91

38,6

34,3

11,5

9,2

3,0

2,6

0,8

7

Рыцарство (сяи)

2,33

25,5

35,3

19,8

11,2

3,3

2,9

2,0

8

Приверженность середине (чжунъюн)

0,01

6,4

17,1

19,0

20,7

11,2

16,9

8,7

9

Прагматизм (шиюн)

- 063

4,3

12,2

14,3

20,7

16,0

23,0

9,6

10

Утилитаризм (гунли)

- 2.77

2,8

3,6

3,9

11,8

7,9

25,1

44,7

11

Личные достоинства, частная мораль (сы дэ)

- 3,58

1,3

1,2

0,9

9,0

5,6

23,8

58,4

12

Повиновение (цюйцун)

- 3,69

0,6

1,3

1.0

6,5

6,0

25,0

59,7

13

Завистливость (цзиду)

- 3,83

0,8

1,0

1,2

7,2

4,6

20,2

65,2

14

Лживость (цимань)

- 3,83

1,4

0,8

1,0

7,3

4,7

18,7

66,3

 

 

 

 

 

 

 


 



 

                                                                Из книги Л.С. Переломова «Конфуций: жизнь, учение, судьба».


КТО ЖИВЁТ В ГОСУДАРСТВЕ, ГДЕ ЦАРИТ ХАОС?

 

Будучи тонким психологом, Конфуций понимал, что «истинное правление» с тем человеческим материалом, который наличествовал в его времена, осуществить не так-то просто. Поэтому наступление эры «истинного правления» он относился к далекому будущему (беря его из прошлого), когда будет построено Датун – общество Великого единения. На пути к нему необходимо построить в обозримом будущем еще одно, как бы промежуточное общество, где уже будут частично реализованы цели общества  Великого единения. Это общество Конфуций назвал Сяокан (общество Малого благоденствия).

В трактате «Ли цзи» («Книга ритуалов», или «Книга установлений»), к составлению которого Конфуций имел самое непосредственное отношение, в главе «Ли юнь» («Действенность установлений», или «Закономерности движения установлений») впервые зафиксированы эти две утопии.

Общество Датун:

«Когда шли по великому Пути, Поднебесная принадлежала всем, /для управления/ избирали мудрых и способных, учили верности, совершенствовались в дружелюбии. Поэтому родными человеку были не только его родственники, а детьми – не только его дети. Старцы имели призрение, зрелые люди – применение, юные – воспитание. Все бобыли, вдовы, сироты, одинокие, убогие и больные были присмотрены. Своя доля была у мужчины, свое прибежище – у женщины. Нетерпимым /считалось/ тогда оставлять добро на земле, но и не должно было копить его у себя; нестерпимо было не дать силам выхода, но и не полагалось /работать/ только для себя. По этой причине не возникали /злые/ замыслы, не чинились кражи и грабежи, мятежи и смуты, а люди, выходя из дому, не запирали дверей. Это называлось Великим единением».

Общество Сяо кан:

«Путеводными нитями стали ритуал и долг. С их помощью упорядочивают /отношения/ государя и подданных, связывают родственными чувствами отцов и детей, дружелюбием – братьев, согласием – супругов. С их помощью устанавливают порядок, намечают границы полей и общин, возвеличивают мужественных и разумных, наделяют человека заслугами. Их используют в своих замыслах,  ради них подъемлют оружие. В соответствии с ними избирались /на царство/ Юй и Тан, Вэнь-ван и У-ван, Чэн-ван и Чжоу-гун. Среди этих шестерых благородных мужей не было ни одного, кто бы не почитал ритуал. С ним сверяли они свою справедливость, на нем строили свою верность, проверяли вину, узаконивали человеколюбие, учили уступчивости, являя тем самым народу свое постоянство. Если кто не следовал ему, он потерял бы свой престол, ибо люди почли бы его сущим бедствием. Все это и называется Малым благоденствием».

«В обществе Малого благоденствия, согласно представлениям Конфуция, правитель при назначении на должности начнет подбирать «талантливых», «добрых» и «человеколюбивых», отдавая им предпочтение перед имеющими «родственные связи».

Конфуций выделял три типа государства, когда критерием являются профессионализм и нравственность управляющих, ответственных за благосостояние народа, причем его мысли звучат вполне актуально и сегодня:

1)      Хорошо управляемое государство (там, где царит свой Дао-Путь),

2)      Плохо управляемое государство (сошедшее со своего Дао-Пути),

3)      Лишенное всякого управления государство (там, где царит Хаос).

Конфуций устанавливает прямую связь между перспективами человека и типом государства. В первой модели перед каждым открываются нравственно обусловленные возможности реализации «естественных устремлений» - все зависит от него самого: нищим может оказаться только бездельник. Во второй модели, лишенной нравственных основ, процветать могут лишь аморальные люди (сяожэни), а честные, знающие и трудолюбивые, обречены на нищенствование. Что же касается государства третьего типа, то Конфуций не советует там задерживаться, т. е. Оно обречено («Лунь юй», 8, 13): «Учитель сказал: «В государстве, где царит Дао-Путь, - стыдно быть бедным и незнатным. В государстве, лишенным Дао-Пути, - стыдно  быть богатым и знатным…  В государстве, где царит Хаос, люди не живут».

                                     Из книги Л.С. Переломова «Конфуций: жизнь, учение, судьба».

 



 




 

Comments