Перевод часов

 

Перевод часов

 «…  временная  последовательность  жизненных  функций, выработанная всем ходом эволюции, -   необходимая предпосылка   хорошего       здоровья и      работоспособности.          Любое          отклонение   от  нормального    хода ритма    приводит    к     нарушениям в     работе       всего            организма. Нарушение                согласованности циркадиальных   ритмов     вызывает развитие           так           называемых  десинхронозов         -        выраженных патологических         изменений        в организме.»

                                     

              Ашофф Ю. (Aschoff J. Desynchronisation and resynchronisaition of human cireadian rhythms//AGARD Conf.Proc. N 25:Behavioral problems in aerospace medicin. Belgium,1967.P.1-12.)

 

 

                                

 

    Сейчас, наверное уже никто не расскажет точно историю перевода часов на «зимнее» и «летнее» время в нашей стране, тогда еще – СССР. Вспоминается, что были какие-то ссылки на то, что перевод делается где-то и кем-то в Европе. У нас, как известно, авторитет Европы велик. И хотя населению не сообщили никакой подробной информации о том, кто и когда вводил такой сезонный перевод часов и есть ли в мире положительная практика таких переводов, никто ничего проверять не стал. Фигурировал лишь один аргумент – экономия электроэнергии, опять же со ссылкой на кого-то в Европе. «Зимнее» и «летнее» время ввели «сверху», безо всякого обоснования, как само собой разумеющееся, что и дураку, мол , понятно. А сомневаться в принятых сверху решениях у нас было не очень-то принято, тем более, что ведь «и дураку понятно». А проверять и сомневаться, как теперь уже совершенно очевидно, было необходимо. На сегодняшний день складывается впечатление, что большинство стран мира никаким переводом часов не занимается, в том числе великие державы. К тому же заметим, что к моменту принятия решения о вводимых в стране манипуляциях со временем в зарубежной и отечественной литературе была хорошо известна отрицательная сторона подобных манипуляций, именуемая обобщенным термином «десинхроноз». Правительство обязано было поставить об этом в известность население.

    Возьмем теперь известный аргумент об экономии электроэнергии. Имеет ли такая экономия место? Допустим, да. Мы на час начинаем вставать раньше. Хотя, вопрос: кто мешает  нам вставать раньше без перевода часов? – Никто. А раз мы это не делаем, то значит новое время вынуждает нас вставать раньше. Но удлинение светового дня идет в обе стороны: солнце раньше встает и позже садиться; день и так вырос. Рабочий день в нашей стране, также как и Европе, ограничен. В момент перевода часов на «летнее» время долгота дня составляет 13 часов. Для работы в одну смену разницы нет. Для работы в три смены (там где непрерывный цикл) разницы опять нет. А вот при двусменке, причем, именно там, где есть возможность осуществлять освещение через оконные проемы, не используя электрический свет, действительно перевод времени имеет смысл. Но вот вопрос: какова доля двусменных производств, да еще с дневной подсветкой, в общей экономике стран как Европы, так и у нас, в России и в странах бывшего СССР?

    Далее. Допустим, экономия есть. Тогда почему выбраны конец марта и конец октября? Продолжительность дня в марте при переводе часов составляет 13 часов, а в октябре при переходе на "зимнее" время – 9,5 часов. Какова логика этой несимметрии? Если экономия зависит от продолжительности светового периода (а иначе от чего?), то либо часы надо переводить при одинаковой продолжительности дня, либо постепенно, скажем, каждую неделю подводить часы «по солнцу». И тогда и экономия налицо. Во всяком случае, экономическая точка зрения, имеющая параметр экономии электроэнергии при системе перевода часов плохо реализована и требует доказательств и доказательств.

    Безусловно, экономия электроэнергии – положительный момент, особенно при ее дефиците, который, существующей вероятно, был связан со все возрастающими объемами продаж электроэнергии за рубеж или намечающимися увеличениями оных. Однако давайте рассмотрим, не наносит ли такой способ экономии электроэнергии ущерба в другом месте? Каков ущерб и  окупается ли он прибылью от этой экономии? Современная наука дает возможность ответить на эти вопросы. Для этого достаточно добросовестно просмотреть результаты многочисленных зарубежных и отечественных научных исследований. Изданы тысячи статей и сотни монографий (начиная с 60-х годов прошлого столетия), в которых исследовано какие изменения претерпевает человеческий организм при резкой смене времени и какова цена десинхроноза.

    Смещение цикла жизненных процессов резко, а не постепенно: на полчаса, час и более десинхронизирует сложнейшие биохимические процессы в организме. Внутренние «биологические часы», состоящие из множества отдельных «часов» претерпевают сбой и это явление называется в науке десинхроноз. Рассогласование отдельных биологических процессов приводит к явлению десинхроноза. Все это сказывается на общем состоянии организма, меняются десятки и сотни параметров биологической системы под названием «человеческий организм», развивается стресс. В среднем для здорового человека на приведение в норму основных внутренних циклов и биологический процессов при сдвиге на 1 час уходит 8-9 суток, отдельный процессы не приходят в норму и через полгода. Однако, в этот период у человека отмечается предрасположенность к ОРВИ, обострение различных хронических болезней и вялотекущих патологических процессов. (Н.А.Агаджанян, 1982.) А в осенний и весенний периоды, совпадающие с переводом часов и являющихся и без того фактором, провоцирующем болезненные обострения, потенцируют (усиливают) эти отрицательные проявления.

    У здоровых людей механизм адаптации неодинаков, в том числе и по временному критерию. Так, у одних адаптационные процессы наиболее бурно включаются сразу же, в первые 9 суток, а у других они наиболее активно включаются позже, со сдвигом до полумесяца. У больных людей процесс адаптации может затянуться на многие месяцы. А поскольку сейчас здоровых людей не так уж много, то вывод напрашивается сам собой. Из-за временнЫх различий включения адаптационных процессов может возникнуть социальное рассогласование в уже сложившихся коллективах и командах. Возрастает индекс социальной напряженности и без того очень высокий в адаптационный период. Примерно через месяц временные различия протекания адаптационных процессов у здоровых людей проявляются уже не так явно. Однако, в коллективах, где высока психо-эмоциональная и физическая нагрузка (семья, педагогические коллективы, воинские части, экипажи судов и воздушный кораблей, силовые структуры и т.д.) продолжаются конфликты, возникнувшие в адаптационный период. Это приводит к снижению эффективности взаимодействия в команде и, как следствие, может привести к распаду коллектива или семьи. А в разновозрастных коллективах и коллективах, состоящих не только из здоровых людей, адаптационные различия усугубляют сложившуюся ситуацию. Таким образом, десинхроноз атомизирует структуры общества, ослабляя механизм социальных взаимодействий, что естественным образом сказывается на благополучии экономики страны.

    Научные исследования указывают также и на то, что даже по истечение месяца не все процессы в организме адаптируются к новому времени, даже у здоровых людей, а некоторые проходят адаптацию в течение нескольких лет. В результате этого в организме постепенно накапливается стресс и снижается потенциальная возможность организма эффективно выполнять работу.

    В частности, в работе В.С.Новикова и Н.Р.Деряпы, 1992 г., указана регламентация рабочего времени для различной продолжительности трудовой деятельности в условиях сдвига по времени.

 

1-10 суток    11-30 суток       1-2 месяца   более 2 месяцев    

   8 часов             8 часов               7 часов      6 ч. 30 мин.

 

    Это для взрослых здоровых людей. Не трудно заметить, что в пространстве сдвинутого времени эффективность труда начинает падать. Причем, чем дольше человек находился в условиях сдвинутого времени, тем большее число дней необходимо было добавить к отпуску дополнительно.

Биологический организм имеет различные внутренние ритмы, основанные на гелиофизических процессах, которые лежат в основе его биологических часов, которые делятся на микроритмы: от 0,1 с до 100 секунд; мезоритмы: от 60 минут до  29,5 суток; макроритмы:  0,5 года, 1 год, 2, 3, 5, 8, 11, 22, 35, 18,6 года и циклы большой длительности. Интервал сдвига времени в марте и октябре не соответствует никакому из известных ритмов, составляет: март-октябрь – 7 месяцев, октябрь-март – 5 месяцев. Тем самым разрушается естественный полугодовой ритм, основанный на весенне-осеннем равноденствии (22 марта, 22 сентября) и летне-зимнем солнцестоянии (22 декабря и 22 июня). Организм не может адаптироваться к переводу социальных часов, то есть к резкому скачку с «зимнего» времени на «летнее» и наоборот, поскольку задающим большинство внутренних процессов и генетически заданным с оптимальными характеристиками под определенные циклы является фотопериод (световой период). Организм имеет свою биологическую память и готовит все системы заранее к различным полугодовым циклам. Так, сдвиг часов в марте провоцирует симметричный запуск аналогичных процессов в сентябре, а сдвиг в октябре соответственно – в феврале, так как конец октября соответствует по продолжительности дня середине февраля. Таким образом, организм четыре раза ,А НЕ ДВА ИЗ-ЗА НЕСИММЕТРИИ ПРИ ПЕРЕВОДЕ ЧАСОВ, в год пытается производить перенастройку, практически постоянно находясь в состоянии десинхроноза.

    Теперь рассмотрим некоторые особенности весеннего десинхроноза для школьников, вызванного переходом на «летнее» время.  Перевод часов осуществляется в марте, перед концом учебного года, на фоне весеннего авитаминоза и усталости. Учитывая большую предрасположенность детского организма к ОРВИ, которую провоцирует десинхроноз (Н.А.Агаджанян, 1982), это не может не сказаться на школьной успеваемости. Для старшеклассников это наиболее существенно, так как впереди экзамены, и психо-эмоциональная нагрузка у них повышенная. Причем, однократное заболевание ОРВИ приводит к 7-10-дневной потере трудоспособности. А поскольку сегодня почти нет здоровых школьников, а десинхроноз провоцирует обострение хронических заболеваний и патологических процессов, то это усугубляет и без того безрадостную картину.

    По суточной организации биоритмов школьники делятся на три группы. С утренними биоритмами – 2,5 %, с вечерними – 14 %, аритмики – 83,5 %. Причем, максимальная работоспособность у утреннего типа приходится на 9-12 часов, у аритмиков – на 12-16 часов, а у школьников с вечерним типом – на 16-20 часов. Разбиение на типы было проведено по трем ритмам: температура тела, эмоциональное состояние, умственная работоспособность. (В.А.Доскина, Н.Н.Куинджи, 1989). Как видим, смещение на час времени в сторону раннего вставания (весеннее смещение) не повышает эффективности занятий даже у школьников с утренними биоритмами: делает малоэффективными первый-второй уроки первой смены. И отрицательно сказывается на школьниках с вечерним типом и аритмиках. А также ставит в неравные условия при сдаче выпускных и вступительных экзаменов школьников с различной биоритмологической организацией, дифференцируя не только по знаниям, а и по состоянию во время экзаменов. (Экзамен и без того является психо-эмоциональным стрессом, а сдача экзамена в неудобные часы не позволяет показать реальные знания и способности, поскольку в эти часы хуже работает память, внимание, мышление.) Заметим однако, что среди высококвалифицированных работников умственного труда (кандидаты, доктора наук) больший процент лиц с вечерним типом биоритмологической активности. (В.С.Новиков,Н.Р.Деряпа, 1992. А.О.Навакатикян, В.В.Крыжановская, 1979. Доскин, 1989. Руттенбург, Слоним, 1986. В.М.Зациорский, С.К.Сарсания, 1986).

    Переход на «зимнее» время позже полугодового цикла на один месяц делает неэффективным первую смену с сентября по конец октября и забирает накопленный за каникулы ресурс, так как дети на каникулах в основном имеют возможность не жить по социальным часам.

    С точки зрения организма, десинхроноз, вызванный переводом на «летнее» и «зимнее» время во многом аналогичен десинхронозу работающих вахтовым методом, который тоже достаточно хорошо изучен. Разница в том, что вахтовый метод используется вынужденно в условиях, где не может быть применен нормальный труд. Вахтовый метод быстрее изнашивает человеческий организм, и поэтому у вахтовиков больше отпуск, существуют различные компенсации и более ранний выход на пенсию. Сдвиг часов разбивает год на две «вахты»: семи- и пятимесячную. Вахтовый метод является высокозатратным и низкоэффективным с точки зрения использования трудовых ресурсов и негуманным. Фактически страна после введения «зимнего» и «летнего» времени постоянно живет вахтовым методом, что не могло не сказаться на здоровье ее граждан и на производительности труда.

    Многие решения, принимавшиеся ранее, принимались полудирективно или директивно с недостаточным или невсесторонним обсуждением. Сегодня гипнотическая вера в правильность этих решений стала ослабевать. Страна выходит из-под гипноза. И перевод часов – это один из тех вопросов, который необходимо пересмотреть. Предложенный способ экономии электроэнергии чрезвычайно ущербен, о чем, впрочем, было известно еще когда он вводился.

 

                                                      Б.А.СЫСОЕВ.

             Томск -  Новосибирск -  Ленинград – Новосибирск.

                                              1980-1992 гг.

 

(Статья  опубликована  в 2001-м  году).

Comments