Опасное обострение

Опасное обострение ювенальной    


«шизофрении»

    

у вертикали власти

 

Сообщения в прессе о попытках выбивания квартплаты путем отъема детей вызывают тем более мрачные прогнозы, что исполнителем двух противоположных процессов являются органы опеки – один в интересах общества, другой - в интересах управляющих компаний, которые почему-то ближе к чиновничьему сердцу.

 В начале 2000-х годов общество, а затем и государство осознало как угрозу безопасности два явления, порожденные массовым обнищанием населения: демографический кризис, получивший название «Русский крест» - рождаемость упала ниже смертности, - и социальное сиротство. В 2005 г. официально было объявлено, что в стране в мирное время более миллиона сирот, и число их растет. В 2004 году в переполненные детские дома поступило 130 тысяч сирот. При этом Генеральная прокуратура объявила, что лишь 5% выпускников детских домов удается избежать в первые годы заключения или дома инвалидов. Было осознано, что главная проблема не в плохих воспитателях или вороватых сотрудниках (а их тоже хватало), а в свойствах детской психики – для нормального развития детям нужна семья. Проблема еще далека от полного решения, но в Новосибирске число детей, оставшихся без попечения родителей, из года  в год уменьшается из-за уменьшения количества самих родителей, а детские дома теперь заполнены на 50-70%. Как ни странно, прокуратура и некоторые общественные организации борются за сохранение  детских домов, хотя, если бы они чуть-чуть думали о детях, то требовали бы от властей устройства всех детей в семьи и скорейшей ликвидации детских домов.

 С другой стороны, новый Жилищный кодекс отдал  малообеспеченных граждан на откуп крупному бизнесу услуг в сфере ЖКХ. Муниципальные власти своими действиями только укрепляют монопольное положение управляющих компаний. Тарифы, несмотря на кризис, растут, и все актуальней становится задача выколачивания долгов из владельцев квартир. Одним из эффектных и незаконных способов давления на собственников – лишение льгот бюджетников, имеющих задолженность по квартплате. В Новосибирске эта угроза уже применена ко всем льготникам. В петербургском районе Колпино у матери четырех детей Веры Камкиной, в течение года потерявшей  мать и мужа, угрожают отобрать детей. При этом органы опеки ссылаются на неспособность матери обеспечить минимальное качество жизни для детей, но обещают вернуть их, если она погасит долг в 140 тысяч рублей. Таких социальных работников следует увольнять в 24 часа без выходного пособия и судить за превышение полномочий.

 Но, не вдаваясь в детали, оценим, к чему может привести такая практика. Фактически государство запретит гражданам, не имеющим достаточный доход, иметь детей. А так как треть населения России нельзя признать обеспеченными, то образуется громадный резерват для коррумпированных чиновников. Они почему-то не понимают, что еще несколько таких эпизодов, и их инициаторам скандал в «Речнике» покажется доброй сказкой для детей. Но если бы эти чиновники думали о детях, они бы использовали другую арифметику. Отняв детей, государство будет ежемесячно тратить на них не менее 20 тысяч рублей в месяц, а на выходе получит клиентов социальной защиты, либо системы исполнения наказаний. Да и травма, обусловленная разлукой с матерью и своими братьями и сестрами, может искалечить детей на всю жизнь. Мать вряд ли займется бизнесом, а, скорее всего, попадет в психбольницу или дом инвалидов – еще 40 тысяч рублей. Так, может быть, выгоднее для государства и для общества в целом платить эти деньги семье без накладных расходов и без налогов? Да еще выделить патронажную сестру ей в помощь.

                                                    Игорь Лобарев,

                                                   Александр Рудницкий.

Comments