О государстве 11

Реальный словарь классических

древностей

 

ДОХОДЫ ГОСУДАРСТВА, Πρόσοδοι. I) Государственное хозяйство у афинян. Составление ежегодного бюджета с предварительной росписью расходов и Д., как это делается в современных государствах, вероятно, не было в обычае ни в Афинах, ни в других греческих государствах. Впрочем, через сравнение счетов, которые велись правильно и тщательно, получалось довольно точное понятие о нуждах государства и о достаточности или недостаточности имеющихся средств для покрытия расходов. Если при этом оказывался дефицит, то необходимо было или сократить расходы, или открыть новые источники Д. Для покрытия настоятельных нужд прибегали к средствам государственной казны, после истощения которой, при отсутствии правильного бюджета, государство часто приходило в весьма затруднительное положение, стеснявшее как раз в самые решительные минуты свободу его действий и мешавшее ему развить надлежащим образом свои силы. Это обстоятельство немало содействовало как внешнему, так и внутреннему упадку Афинского государства. Расходы: А) Обыкновенные: 1) постройка и ремонт общественных зданий и сооружений.

Эта расходная статья была довольно значительна, т.к. при этом обращено было внимание не только на удовлетворение нужд государства, но и на то, чтобы придать ему больше блеска и славы. К сооружениям первого рода относились гавани, морской арсенал (σκευοθήκη), громадные укрепления; к сооружениям второго рода — храмы и другие великолепные постройки, служившие благолепию религиозного культа, статуи, памятники, колоннады или портики, и в особенности постройки в Акрополе (одни Пропилеи стоили 2012 талантов, т.е. 2.964.000 руб.). Для общественных построек существовали многие особенные ведомства (ἐπιστάται τω̃ν δημοσίων έ̓ργων). Эти ведомства отдавали как сооружения новых, так и ремонт старых построек подрядчикам (ἐργολάβοι, ἐργω̃ναι, μισθωταί). Для главного наблюдения за постройками в помощь эпистатам назначались государственные архитекторы, выбранные посредством хиротонии. Отдача в подряд производилась полетами (πωληταί).

Иногда часть материала поставляло само государство. Расходы по этой статье были, конечно, различны, смотря по постройкам и наличным средствам. Если недоставало Д., то и в этом случае прибегали к фондам государственной казны; 2) полиция, деятельность которой состояла также в наблюдении за иностранцами (об уличной и рыночной полиции см. ᾽Αγορανόμοι и ᾽Αστυνόμοι). Для охранения общественного порядка составлен был отряд стрелков (τοξόται) или скифов, набранных из государственных рабов (δημόσιοι), в числе 1200 человек, состоявших под начальством токсархов (τόξαρχοι).

Ежегодный расход на них равнялся 32 талантам; 3) устройство празднеств, которые сначала служили для вящего прославления религии, а потом для развлечения народа и поглощали огромные суммы. Для покрытия расходов на этот предмет служила особая касса, так называемое θεωρικόν, образовывавшаяся из остаточных сумм, первоначально назначенных на военные издержки. Из этой кассы выдавались народу деньги для входа в театр и в места зрелищ, а также устраивались народные пиршества и т.п. Эта выдача народу денег на театры и зрелища, наиболее разорившая государство, была введена Периклом. Этой кассой заведовали особенные чиновники (ά̓ρχοντες τω̃ν θεωρικω̃ν; были и другие названия). По предложению прославившегося этим демагога Евбула был издан даже закон, грозивший смертной казнью всякому, кто осмелится предложить эти театральные деньги взять обратно на то, на что они первоначально были назначены, а именно на военные издержки.

Закон этот был отменен в 339 г. по настоянию Демосфена. Для покрытия этих расходов служили также различные литургии, как, напр., гимнасиархия, хорегия и т.п. (ср. Λειτουργία). Заведование этой частью имели различные ἐπιμεληταί, ἱεροποιοί, βοω̃ναι и другие должностные лица; 4) раздача народу (διανομαί, διαδόσεις) земель (см. Κληρουχία), хлеба и выше означенных театральных денег; 5) жалованье булевтам или членам совета (около 25 талантов), судьям (около 100 талантов), участникам народных собраний (30—35 талантов ежегодно, см. Βουλή, Δικαστικόν и ᾽Εκκλησιαστικόν), далее должностным лицам, служившим за жалованье (напр., государственным адвокатам и ораторам всякий раз, когда они защищали дело государства, по драхме), софронистам (см. Σοφρονισταί), так называемым ἐπίσκοποι, вероятно, также номофетам, далее всем служащим правительственных лиц, наконец, инвалидам (ἀδύνατοι, 5—10 талантов). Послы получали путевые деньги (ἐφόδιον, πορει̃ον), по 2 или по 3 драхмы ежедневно, по крайней мере во времена Аристофана; но в местах своего назначения они жили как ξένοι за счет того государства или царя, к которому были посланы; 6) общественные награды и почести, как, напр., σίτησις ἐν πρυτανείω, награжденные золотым венком совета и отдельных лиц, сооружение медных статуй (особенно в позднейшие времена, так Деметрию Фалерейскому в одном 360 г. было поставлено 360 статуй), иногда денежные награды, как, напр., μήνυτρα за открытие преступлений; 7) обыкновенные расходы на войско и флот.

Сюда относились, прежде всего, вооружение беднейших граждан и рабов (богатые вооружались на собственный счет) и поставка всего необходимого для флота. Между прочим, по закону, предложенному Фемистоклом, ежегодно следовало строить 20 новых трирем, Затем платилось жалованье, в мирное время приблизительно 100 матросам, составлявшим экипаж двух известных трирем Πάραλος и Σαλαμινία, и коннице, по крайней мере одной части ее, на содержание лошадей (σι̃τος ί̔ππιος); в военное время, кроме того, выдавалось еще и жалованье самим всадникам. Кормовые деньги на каждого всадника составляли ежедневно приблизительно 1 драхму, а в год на всю конницу до 40 талантов; кроме того, государство давало от себя прибавку на вооружение конницы (κατάσταις). Содержание стрелков (τοξόται), конных и пеших стоило, вероятно, также около 15 талантов. По самому меньшему расчету следует принять всю сумму обыкновенных расходов в 400 талантов (т.е. 600.000 руб., а при большей ценности тогда серебра — по крайней мере в три раза больше 600.000 руб.).

Иногда эта сумма достигала 1.000 талантов, что, при населении в 500.000 душ, было весьма значительно и должно было повести к обременению богатых и к истощению сил народа. Ср.: Boeckh, Staatsshauchaltung, I, стр. 280—355. Б) Чрезвычайные расходы в военное время, как-то: вооружение беднейших граждан, вооружение флота, жалованье и содержание войска. Эти расходы, хотя и не было постоянного войска, были весьма тягостны и почти непрерывны, т.к. войны почти не прекращались. Военная сила афинян, с включением флота, в котором служили также метэки и рабы, доходила иногда до 90.000 человек (ср. о способах вооружения Exercitus). При значительности жалованья (ср. Stipendium) расходы были огромные.

Так, напр., расходы на жалованье для 90.000 человек, выставленных Афинами в сицилийскую войну, равнялись 3.600 талантам (т.е. 5.400.000 рублей или, если принять во внимание большую ценность серебра в древнее время, по крайней мере 16.000.000 рублей). Что касается до флота, то, как сказано было выше, и в мирное время строились корабли; но военное время требовало большого числа кораблей и больших расходов на вооружение их. Впрочем, расходы на вооружение большей частью покрывались триерархией (см. Λειτουργία). К этому присоединялись еще громадные издержки на укрепления, осадные работы и машины. Двухлетняя осада Потидеи стоила одна 2.000 талантов, а по другому свидетельству — 2.400 талантов. Доходы. В 422 г. они равнялись 2.000 талантов, в начале Пелопоннесской войны в государственной казне было 6.000 талантов, после Никиева мира 7.000 талантов, при Ликурге (т.е. во времена Филиппа Македонского) ежегодные Д. опять понизились до 1.200 талантов.    А) Обыкновенные доходы.

Подушной подати не существовало, т.к. она несогласна была с афинскими принципами. Налог имущественный тоже редко встречается и принадлежит к чрезвычайным Д. Обыкновенные же Д. могут быть подведены под 4 главных класса: 1) Д. с государственных имуществ, пошлины, налоги (τέλη); 2) штрафные деньги (τιμήματα) и конфискованные имущества (δημιόπρατα), см. Iudicium, 15; 3) дань (φόροι) и 4) обыкновенные или очередные литургии (λειτουργίαι ἐγκύκλιοι). 1) К первого рода Д. относятся Д. с государственных имуществ, с таможен, а также налоги личные и на ремесла и промыслы (впрочем, насколько они вообще встречаются). Государственные имущества (общины и храмы имели также свое имущество) состояли из земель (лугов, полей), лесов (ὑλωροί, лесничие), домов, соляных копей, рудников и т.д. Дома отдавались внаймы частным предпринимателям (ναύκληροι), которые, в свою очередь, отдавали их по частям отдельным лицам.

Наемную плату платили они в определенные сроки, по пританиям (см. Βουλή в конце). Также отдавались внаймы и другие недвижимые имущества, напр., земли, даже театры. Рудники (μέταλλα), находившиеся в Аттике, а именно серебряные рудники лаврионские, были все отданы частным лицам в наследственную аренду и могли по наследству, через продажу и т.п., переходить в чужие руки. Всей этой отдачей внаймы заведовали полеты (πωληταί) под надзором совета. Получавший в аренду какой-нибудь участок рудников должен был уплатить известную купчую сумму, а затем ежегодно вносить в виде арендной платы двадцать четвертую часть с прибыли. Право на получение рудников в наследственную аренду имели только граждане и исотелы (ἰσοτελει̃ς).

Кроме того (благодаря победам Кимона в 463 г. до Р. Х.), афиняне приобрели себе рудники во Фракии, в том числе богатые золотые рудники в Скапте-Гиле, которые, вероятно, также отдавались в аренду, как и туземные. О пошлинах см. ᾽Αγορά и ᾽Αγορανόμοι, Δεκάτη, Εἰκοστή, Ελλιμένιον. Ο налогах на ремесла и промыслы нам ничего не известно. О налогах на чужеземцев, поселившихся в Аттике (μετοίκιον), см. Ξένος. Упоминается также налог на рабов, по 3 обола с души. Этот τριώβολον должен был платить также вольноотпущенник да, кроме того, еще μετοίκιον. Откупщики всех этих Д. (как-то пошлин, налогов, сборов и т.п.) назывались τελω̃ναι. Они должны были поставить за себя поручителей (έ̓γγυοι, ἐγγυηταί) и держали большей частью сборщиков (ἐκλογείς, ἐλλιμενισταί, δεκατηλόγοι и т.п.).

Если целое общество брало откуп, то во главе их стоял ἀρχώνης или τελωνάρχης (директор или председатель). Уплата по откупам (καταβολὴ τέλους, καταβάλλειν, καταθει̃ναι, διαλυ̃σαι, ἀποδου̃ναι, καταβάλλειν τὰς καταβολάς) производилась в совете (отчасти уже при снятии откупа, προκαταβολή). Если уплата не была сделана вовремя, то давалась отсрочка до девятой притании; после окончания ее взимался долг вдвойне; если и после этого должная сумма не выплачивалась, то имущество должника забиралось в казну.

Кроме того, неисправный откупщик мог без всяких околичностей быть связан и посажен в тюрьму. 2) Из судебных денег относятся сюда: парастасис, притания, штрафные деньги, иногда весьма значительные, и в некоторых случаях паракатаболе (см. Iudicium, 5). 3) Дань (φόροι) союзников, введенная Аристидом в 460 г. до Р. Х. для целей защиты против общих врагов. Она первоначально равнялась 460 талантам и состояла в общем заведовании под руководством афинских гелленотамиев (см. ῾Ελληνοταμίαι). В 460 г. до Р. Х. эта союзная казна была перенесена из Делоса в Афины (ср. Συμμαχία) и перешла совершенно в руки афинян, так что они, особенно при Перикле, пользовались ею для собственных целей, например, для украшения города. В начале Пелопоннесской войны сумма дани доходила до 600 талантов.

Впоследствии, через присоединение новых союзников и через увеличение дани старых союзников, сумма эта возросла до 1.300 талантов. Платеж дани обыкновенно регулировался вновь через каждые пять лет. При новом устройстве симмахии после времен анархии (в 377 г. до Р. Х.) дань, вместо ненавистного названия φόρος, получила название συντάξεις (ср. Συμμαχία). Одна десятая часть дани, в виде приношения (ἀπαρχή), поступала в казну богини Афины.

Уплата дани происходила обыкновенно весной во время празднества больших Дионисий. 4) Литургии (см. Λειτουργία). О Д. государства с клерухий см. Κληρουχία. Касса, образовавшаяся из остаточных сумм, посвящена была богине Афине и хранилась в заднем притворе (ὁπισθόδομος) храма ее Парфенона в Акрополе. (И другие боги имели также свою сокровищницу, состоявшую в заведовании 10 казначеев, ταμίαι, выбранных по жребию из класса пентакосиомедимнов.) Ср.: Boeckh, I, стр. 407—596. Б) Чрезвычайные Д. Они состояли в чрезвычайном имущественном налоге (εἰσφορά) и в чрезвычайной литургии, а именно триерархии (см. Λειτουργία).

Что касается имущественного налога, то к нему прибегали только в чрезвычайных случаях для покрытия военных издержек. Он не считался личным налогом, а только как бы вспоможением государству долей своего имущества, так что тот, кто не исполнял в этом отношении своего долга, мог быть наказан конфискацией имущества, но не подвергался атимии, как это случалось с другими государственными должниками. Первый пример такого налога или взноса (εἰσφορά) встречается в 428 г. до Р. Х., когда осада Митилены слишком истощила средства государства (Thuc. 3, 19).  Впрочем, уже Солоново разделение на классы было рассчитано на возможности взимания подобного налога.

После 428 г. от Р. Х. к этому налогу прибегали несколько раз. Освобождение некоторых граждан от этого налога не допускалось; не изъято было от него даже имущество сирот, которые были освобождены от литургий. Основанием при определении этого налога служили Солоновы цензы (τιμήματα), установленные для первых трех классов (πεντακοσιομέδιμνοι, ἱππει̃ς, ζευγι̃ται); последний класс фетов был свободен от налога (см. Φυλή, 6). Д. первого класса (по меньшей мере 500 медимнов или, в переводе на деньги, 500 драхм) представлял капитал в 6000 драхм, Д. всадников (300 драхм) — капитал в 3600 драхм, Д. зевгитов (150 драхм) — капитал в 1800 драхм. От этих оценок имущества следует отличать оценки капитала, подлежащего налогу (которые также назывались τιμήματα).

Солон имел в виду установить налог прогрессивно возрастающий, так что большее имущество сравнительно платило больше, чем меньшее имущество, Д. с которого, после покрытия необходимых издержек, представлял меньший излишек. Для достижения этой цели он, впрочем, не устанавливал различного процента с капитала для различных классов, а уменьшил сам капитал или ценз (τίμημα) для низших классов, а потом назначил одинаковый процент для всех (следовательно, для 1-го класса составлен был капитал в 6000 драхм, но для 2-го вместо 3600 положено было 3000, для 3-го вместо 1800 — 1000 драхм). Оценивал капитал всякий сам, хотя, впрочем, имела место также и переоценка (ὑποτίμησις). Для облегчения взимания налога составлен был земельный кадастр, т.е. список недвижимых имуществ, которые впоследствии заменены были имущественным кадастром.

Этот солоновский порядок был несколько изменен в архонство Навсиника (377 г. до Р. Х.). Тогда было установлено считать оценочным капиталом или капиталом, подлежащим налогу (τίμημα), для 1-го класса 1/5 всего имущества (οὐσία), для других классов еще меньшие доли. Таким образом, в сущности принцип Солона был сохранен.

Сумма в 5750 талантов, которая приводится как оценка Навсиника, означает, вероятно, не общую сумму налога или взноса (εἰσφορά), а весь оценочный капитал (τίμημα), так что стоимость капиталов всей страны доходила по крайней мере до 30.000 талантов. Для взимания этих налогов (позже также для отбывания триерархии, см. Λειτουργία) были учреждены симмории, т.е. отделения, составленные из граждан неодинаково богатых, но вносившие одинаковую сумму налога. Число симморий было 20, в каждой филе по 2 симмории, состоявшие из 120 наиболее богатых граждан филы (или из 60 в каждой симмории). В каждой симмории опять 15 наиболее богатых должны были отвечать за правильный взнос, уплачивая его наперед (προεισφορά).

Все остальные граждане, не освобожденные от налога, присоединены были также к какой-либо симмории, и от настоящих симморитов зависело привлечь каждого к платежу налога соразмерно его имуществу. Всякая симмория имела своих старшин или председателей (ἡγεμόνες), своих кураторов или попечителей (ἐπιμεληταί) и разверстчиков или распределителей (διαγραφει̃ς или ἐπιγραφει̃ς). Главное наблюдение принадлежало стратегам. Допускалось также ἀντίδοσις, т.е. право предложить поменяться своим имуществом. Ср.: Boeckh, I, стр. 618—693. Финансовое управление. Главный надзор за финансами имел совет (см. Βουλή), конечно подлежа ответственности. Он отдавал в аренду или на откуп все обыкновенные государственные Д. (см. выше 7 слл.). В ведении совета состояли 10 полетов (πωληταί), занимавшихся отдачей в аренду или на откуп государственных имуществ и продажей конфискованных.

Штрафные деньги взимались практорами (πράκτορες). Иногда для этой цели назначались особенные комиссары (ζητηταί, συλλογει̃ς). Сокровищницей богини Афины, а также других богов заведовали по 10 казначеев (ταμίαι), выбранных по жребию из пентакосиомедимнов. Высшим правительственным лицом по финансовой части был главный государственный казначей или управляющий всеми государственными Д. (ταμίας или ἐπιμελητὴς τη̃ς κοινη̃ς προσόδου или ὁ ἐπὶ τη̃ς διοικήσεως), нечто вроде министра финансов, избиравшийся посредством хиротонии на 4 года и наблюдавший за поступлением Д. и за расходованием их. Для изыскания чрезвычайных денежных средств назначены были пористы (πορισταί). Заведование судебными деньгами, как-то: выплачивание жалованья судьям, а также выдача денег на обеды в пританее и т.п., поручено было со времен Клисфена колакретам (κωλακρέται или первоначально κωλαγρέται, должность которых существовала издавна и названа была по первоначальной их деятельности; κωλαγρέται, собственно, значит «собиратели кусков» от жертвоприношений). Все остальные Д. поступали к приемщикам (ἀποδέκται), которые, в свою очередь, представляли их в различные кассы казначеям (ταμίαι).

К этому еще следует присоединить выше упомянутых эпистатов, эпимелетов, эрголабов и т.п., а также заведовавших театральной кассой (θεωρικόν). Ср.: Boeckh, I, стр. 207—251. II) Государственное хозяйство у римлян. О правильном государственном хозяйстве может быть речь только в последние времена Республики, когда Цезарь с помощью лучшей организации старался поправить финансы, совершенно расстроенные от междоусобных войн. В начале Империи полный бюджет был составлен и опубликован Августом в Breviarum imperii, к сожалению потерянном (Tac. ann. 1, 11. Suet. Oct. 28. 101). Во времена царей до Сервия Туллия государственные расходы покрывались большей частью из государственной казны. Впрочем, при постройках прибегали также к помощи граждан. Кроме того, каждый отец семейства платил подушную подать (tributum in capita, viritim, Liv. 1, 42), которой покрывались чрезвычайные расходы. Эта подушная (возбуждавшая много жалоб, Dion. Hal. 4, 43) отменена была Сервилием Туллием, который, учредив ценз, ввел подать с имущества (tributum ex censu). Эта подать взималась, смотря по нуждам государства, и довольно часто, и потому была обременительна, особенно когда в годину бедствий присоединился к ней чрезвычайный налог (tributum temerarium, Cic. off. 2, 21). Этот чрезвычайный налог взимался и позже, но государство обыкновенно возвращало его, если оно приобретало хорошую добычу на войне (Liv. 39, 7. Dion. Hal. 5, 47).

Подушная подать (tributum in capita), отмененная Сервием, была только раз возобновлена, и то на время, при Тарквинии Гордом (Dion. Hal. 4, 43). Кроме того, уже в древнейшие времена царей существовали косвенные налоги (vectigalia), а именно: портовая пошлина (portoria), введенная Анком Марцием после основания гавани Остии, и соляной налог, отдававшийся на откуп в частные руки. После введения Республики государство взяло на себя продажу соли и тем удешевило ее, так что беднейшие граждане получили в этом отношении некоторое облегчение. Кроме того, плебеи были освобождены от портовой пошлины и от подати (tributum), чтобы склонить их на сторону патрициев (Liv. 2, 9). В первые века Республики расходы государства увеличивались вместе с увеличением государственной территории; к этому присоединился еще расход на жалованье войску (см. Stipendium), достигавший по временам огромной суммы.

Что касается Д., то они были случайные, так что, вследствие освобождения плебеев от портовой пошлины и подати, часто приходилось прибегать к патриотизму патрициев (ut divites conferrent, qui oneri ferendo essent). Впрочем, вскоре обильный Д. государству доставила общественная земля, приобретенная войной (см. Ager publicus); кроме того, взималась дань со всякого вновь завоеванного народа; наконец, немало увеличивала Д. и военная добыча, — так что государство имело достаточно средств для дальнейших предприятий. Уже тогда общественная земля, ager publicus, давала столько, что этим источником можно было покрыть расходы на жалованье войску (Liv. 4, 36. 59). Кроме того, мало-помалу вся Италия должна была заботиться о содержании Рима. Все покоренные народы сделались данниками, и земли, у них отнятые, обложены были податью: пахотная земля десятиной (decuma), т.е. 1/10 от всякого рода плодов и жатвы, а пастбища (pascua, saltus, silvae) особым платежом за выгон (scriptura). Обе эти доходные статьи отдавались на откуп откупщикам (publicani) и, по свидетельству Плиния, уже в древнейшие времена были весьма значительны (Plin. n. h. 18, 3 — quia diu hoc solum vectigal fuerat).

С распространением римского владычества за пределами Италии расходы государства увеличились еще более: необходимо было проложить военные дороги в самые отдаленные страны, позаботиться о внешнем блеске Рима сооружением храмов и устройством игр в честь богов и в благодарность за их милость; необходимо было также наградить полководцев и солдат и, наконец, удовлетворить голодную толпу, все более возраставшую в Риме, раздавая ей хлеб или даром, или по дешевой цене. Одна Италия уже была не в состоянии поставить весь хлеб, нужно было прибегнуть к житницам Сицилии и Африки. Вообще, тогда провинции должны были заступить место прежних италийских союзников (socii), особенно когда последние получили права римского гражданства. Впрочем, все то, что в виде налогов прямых и косвенных собиралось с провинций, само по себе не было слишком обременительно и в большинстве случаев было даже меньше того, что они раньше платили своим царям. Обременительным сделалось оно вследствие обычая римлян отдавать все на откуп. Откупщики (publicani) и наместники римские, сообща со своим персоналом, высасывали и вконец разоряли провинции. К числу источников Д. Римского государства принадлежали также и рудники (metalla), составляющие в эпоху царей собственность царскую.

Несмотря на все эти Д. Римское государство иногда испытывало большую нужду в финансах, особенно во время 2-й Пунической войны, когда нужно было держать 21 легион, а Д. было весьма мало вследствие занятия Италии Ганнибалом. Поэтому, после битвы при Каннах, наложена была двойная подать (Liv. 23, 31) да, кроме того, чрезвычайный налог на содержание флота (Liv. 24, 11), наконец, сделан был даже заем, когда в лице Филиппа Македонского восстал еще новый враг (Liv. 31, 13). Под залог займа была отдана кредиторам часть государственных земель. Но счастливый исход этих войн доставил такую богатую добычу государственной казне, что не только покрыт был долг и все военные издержки, но после победы над Персеем (168 г. до Р. Х.) отменена была навсегда подать (tributum) с римских граждан (Cic. off. 2, 22. Liv. 45, 39. 40. Plut. Aem. Paul. 38). В 107 г. до Р. Х. была отменена десятина с общественной земли (Cic. Brut. 36), не столько вследствие избытка в деньгах, сколько в интересах патрициев (см. lex Thoria или Ager publicus в конце). В 61 г. до Р. Х., по предложению Метелла (lex Caecilia), были отменены портовые пошлины (portoria) для Италии (Cic. ad Att. 2, 16. Dio Cass. 37, 51), между тем как для провинций они были оставлены (Liv. 40, 51).

Остался только один налог косвенный, vicesima manumissionum, Д. с которого шел в особую кассу, aerarium sanctius, и назывался также aurum vicesimarium, т.к. он позже уплачивался золотом (Liv. 27, 10). Эта неприкосновенная касса назначалась на нужды тяжелого времени (о происхождении самого налога см. Liv. 7, 16). Во времена Республики все финансовое управление находилось в руках сената: цензоры составляли только бюджет, квесторы заведовали кассой, но те и другие зависели от сената. Только во времена Империи введено было подробное исчисление Д. и расходов и правильное уравновешивание их (или баланс). Подати с провинций были уже в последние годы Республики приведены в лучший порядок, особенно Цезарем, и по возможности ограждены от укоренившихся обманов со стороны наместников и откупщиков. Полный, однако, порядок в этом отношении введен был Августом. С провинциалов взимались обыкновенно две прямые подати: подушная и поземельная. Первая взималась на основании всеобщей ревизской ставки и на точно установленном цензе, вторая — на основании кадастра всех (заселенных) земель; последняя взималась даже тогда, когда земля переходила в руки римского гражданина. Способ взимания был в различных провинциях различный. Поземельную подать (1/10 с полевых плодов и 1/5 с остальных плодов) платили или откупщикам, взявшим ее на откуп на пятилетие (lustrum) за известную сумму, уплачиваемую государству вперед, или же прямо римским квесторам.

Подушная же, tributum in capita, взималась только квесторами. Платеж натурой назывался vectigal incertum, т.к. он зависел всякий раз от урожая; платеж же деньгами — vectigal certum или stipendiarum. Мало-помалу повинность натуральная была обращена в денежную. Только Африка и Египет должны были предоставлять хлеб натурой, впрочем, по определенному и неизменному расчету. Размер поземельного налога равнялся, вероятно (по расчетам Нибура и Савиньи), 1% с 1000 капитальной стоимости (caput) югера или же 2% с Д., помноженным на 5. Веспасиан увеличил этот процент, в некоторых провинциях даже вдвое (Suet. Vesp. 16. Dio Cass. 66, 8). Установив норму повинностей, Август строго запретил всякое притеснение провинциалов и, для того чтобы отнять всякий повод к этому, назначил определенное жалованье наместникам и остальным должностным лицам. Конечно, это было облегчением для провинций, но весьма небольшим. Кроме того, из провинций поступал Д. от рудников, соляных копей, каменоломен и т.п. (вообще от metalla, под которыми разумели не только раскопку металлов, но и ломку мрамора, мела, добывание селитры, серы, каменной соли и т.п.). Все эти рудники сначала оставались в руках прежних своих владельцев, частных лиц, но со временем они мало-помалу обращались в государственное имущество (Suet. Tib. 49. Tac. ann. 6, 19. Strab. 3, 148. 4, 208). Государственные же рудники отдавались на откуп за известную сумму (Plin. 33, 7).

Так, серебряные рудники в Новом Карфагене доставляли, по Полибию (Strab. 3, 48), ежедневно 25 драхм = 6.250 рублей, а астурийские, галлийские и лузитанские промывальни и копи — ежегодно до 5 и более миллионов рублей валового Д. (Plin. 33, 4, 78). Попытка употребить солдат для горного дела (Tac. ann. 11, 30) сделана была раз, но она совершенно не удалась. Из косвенных налогов (vectigalia) значительную сумму доставляли государству пошлины (называвшиеся общим именем portoria, т.е. не только портовая пошлина, но и сбор дорожный, мостовой, у застав городских и т.п.). Портовой пошлины взимали 2,5% со стоимости товара, а с предметов роскоши, привозимых из Индии, — 25%. В провинциях пошлины эти отдавались откупщикам (publicani), которые своей бессовестной системой выжимания и высасывания возбудили всеобщую жалобу, так что Нерон хотел было уничтожить все пошлины во всей империи и был удержан от этого только благодаря настоятельным доводам сената.

Впрочем, самые крайние злоупотребления их с тех пор прекратились (как, напр., взимание пошлины, известной под названием quadragesima quinquaqesimaque, o которой мы, однако, мало знаем). Tac. ann. 13, 50. 51. В Италии portoria были опять введены Цезарем (Suet. Caes. 43), а с 43 г. до Р. Х. стала опять взиматься подать с имущества, tributum ex censu. Империя же, вообще не признававшая различия между Италией и провинциями, не только удержала эти подати, но прибавила еще новые, особенно для Рима и Италии (Dio Cass. 47, 16. 48, 34. App. b. c. 4, 5. 5, 67). Так, Август, удержав vicesima manumissionum (налог, дававший тогда меньше, потому что отпущения на волю случались реже), ввел в 6 г. от Р. Х. пошлину с наследств, vicesima hereditatum et legatorum, взимавшуюся со всех наследств, достававшихся не кровным родственникам или прямым наследникам (Dio Cass. 55, 25. Suet. Oct. 49). При существовании общего обычая у римских богачей завещать легаты своим друзьям, пошлина эта была довольно прибыльна для государства. Так, напр., Август один получил легатов на сумму 40.000 сестерций или приблизительно 2.000 рублей; следовательно, пошлина с этой одной суммы составила бы 100 рублей (Suet. Oct. 101). Некоторые льготы от этой пошлины были дарованы Нервой в пользу матери и дочерей (Plin. pan. 37. 38), еще большие — Траяном.

Взимание этой пошлины было также отдано откупщикам, впрочем, вероятно, не вперед и не за раз, а особо в каждом отдельном случае, так что откупщик, уплатив государству пошлину за определенные наследства, потом взимал с наследников. Т.к. этот способ взимания представлял много неудобств и поводов к жалобам (Dio Cass. 69, 8. Spart. Hadr. 7), то впоследствии само правительство стало взимать эту пошлину, учредив для этой цели особые конторы, stationes XX hereditatum, которыми заведовали имперские чиновники, procuratores. Кроме того, Август установил еще пошлину со всякой продажи в Риме и Италии, centesima rerum venalium (Tac. ann. 1, 78). Тиберий сбавил ее на 0,5%, когда государственные Д. увеличились с присоединением новой провинции Каппадокии (Tac. ann. 2, 42), но впоследствии опять повысил (Dio Cass. 58, 16).

Эта пошлина, а также пошлина с наследств (nova vectigalia, как их называет Светоний, Oct. 49) поступала в военную кассу (aerarium militare) и шла на покрытие военных издержек. При продаже, однако, рабов, по постановлению Августа, взималась пошлина в 2%, а позже и в 4% со стоимости оных, сначала с покупщика (Dio Cass. 55, 31), а потом, со времен Нерона, с продавца (Tac. ann. 13, 31). Пошлина эта называлась vectigal quintae et vicesimae venalium mancipiorum. Из чрезвычайных Д. (исключая случайные) главнейшие были: наследства и легаты, завещанные императору (сначала добровольные, а потом невольные) и, кроме того, штрафные деньги и конфискации, особенно за оскорбление величества; деспотические императоры, как, напр., Калигула (см. Suet.), широко злоупотребляли источниками своих Д. Кроме того, по закону Папиеву (lex Papia Poppaea) переходили в казну наследства бездетных (Tac. ann. 3, 28). Наконец, императорам делались обыкновенно подарки при триумфах (на изготовление золотых венков) и в Новый год (Suet. Oct. 57. Tib. 34. Calig. 42. Dio Cass. 54, 35. 57, 9. 60, 6). Что касается государственных расходов, то нет возможности даже приблизительно определить как общую сумму их, так и отдельные статьи. Кое-что пытались исследовать различные ученые на основании данных, большей частью смутных, представляемых источниками. Так, Гёк (Hoeck, röm. Gesch. I, 2, стр. 296) считает военный бюджет при Августе приблизительно в 10 млн. рублей ежегодно и расходы на раздачу хлеба почти постоянно в 2 миллиона рублей (а Becker-Marquardt, röm. Alterth., III, 2, стр. 95, в 4—5 млн. рублей).

Остальные же расходы совершенно невозможно рассчитать, как-то: расходы на содержание императорских чиновников и провинциальных ведомств, на флот, городскую полицию и императорскую охрану, на зрелища, постройки в столице, на военные дороги, на почту и т.п. К этому следует еще присоединить многочисленные и весьма частые пособия из казны обедневшим знатным фамилиям для поддержания их достоинства, ссуды во время общего финансового кризиса.

Такие ссуды, причем без процентов, очень часто делал Тиберий из государственной казны, достигшей от его сбережений суммы в 2.700.000.000 сестерций, приблизительно 135 млн. рублей (Suet. Calig. 37; несколько иначе Dio Cass. 59, 2). Только одно положительное указание на общую сумму всех необходимых государственных расходов находим мы у Светония, по словам которого Веспасиан объявил, что «нужно 40.000 миллионов сестерций, т.е. 2 миллиарда рублей, чтобы могла существовать Империя» (quadringenties millies opus esse, ut resbulica stare posset, Suet. Vesp. 16). Т.к. эта сумма невозможна, то полагают, что в данном месте следует читать quadragies millies, т.е. 4.000 миллионов сестерций; но на основании подобной, не вполне достоверной догадки едва ли можно сделать какие-либо несомненные расчеты. О различных денежных кассах см. Aerarium. О косвенных налогах см. Vectigalia, о прямых см. Tributum. Ср., кроме Гёка, еще Huschke, Census d. Steuerverfassung d. fr. röm. Keiserzeit; de Savigny, röm. Staatsverfassung, verm. Schriften, II, стр. 65—215; особенно Becker-Marquardt, röm. Staatsverwaltung, т. II (1876).

Продолжение на стр. 12.

Comments