Библиотека - это вотчина чиновников?

Библиотека -  это народное достояние или вотчина чиновников?

С момента перестройки Горбачёва под общий шум и приватизацию исчезли многие библиотеки  и библиотечные фонды: профсоюзные, заводские, партийные…   Пока одни боролись за выживание, другие - адаптировались к новой реальности 90-х годов. Общество, которое подошло к границе: каким ему быть, свернули на примитивную модель по Ельцину – Чубайсу: «прихватизируй».  Общество понесло огромные материальные и моральные потери. Переворот, совершённый руководителями разных уровней, состоялся. И началась внутриусобная борьба за перевод государственной собственности в частную, рухнули многие предприятия и структуры. Поэтому практически никому не было дела до того, ЧТО ПРОИСХОДИТ С БИБЛИОТЕКАМИ. Власть чиновников закрепилась, как бесконтрольная со стороны общества.  Даже выбранные депутаты не отчитываются перед своими избирателями о своей законотворческой деятельности.  Власть отталкивала и отталкивает людей от участия в построении государства, используя всевозможные механизмы.

Никто и раньше особенно не интересовался, как работают библиотеки. Общество стало мало читающим, по вполне понятным причинам, пропали подписки.  Если раньше большая часть выписывала не по одной газете  и  не по одному журналу, то в эти годы подписки резко упали, закрылись многие издания, сократилось количество книжных магазинов. Например, издательство «Мир» раньше содержало огромный институт переводчиков, которые отслеживали за рубежом всё лучшее, что там издавалось, и в течение года издавало у нас. Понятно, что библиотеки все эти годы не имели возможности пополнять свои фонды должным образом. И призыв О.Зубаревой был воспринят, как изменение в политике библиотек. Только после того, как принесённая литература была сдана в макулатуру, и только часть её удалось спасти после вмешательства общественности и депутатов,  «библиотека» обещала больше не сдавать литературу. Конфликт можно было бы считать исчерпанным, но читатели-общественники,  втянутые в конфликт и потерявшие свои книги, подаренные библиотеке, решили всё-таки разобраться с системой  работы библиотек.  И увидели, что система работает из рук вон плохо, чиновники посчитали себя хозяевами и решают судьбу книг, изданий по плохо формализованной и обоснованной методике. 

Связавшись с методическим советом Новосибирска, который по своей инициативе вышел на нас, мы начали распутывать клубок этого запутанного ведомства. А началось с того, что злоупотребив своими правами и превысив свои полномочия (что они сейчас всячески пытаются оспорить), директор  ЦБС О.Н. Зубаревой и её заместитель Н. Броворниченко  уничтожили  литературу  жителей микрорайона  в филиале имени М.М.  Зощенко. Фактически дело обстоит так, что мало кто знает, что площади библиотек города Новосибирска мало менялись все эти годы, а книги поступали и от дарителей, и от закупок.  Поэтому существуют правила, по которым библиотека, чтобы поставить принятые книги в фонд  должна что-то списать.  И она списывает. Не ставя об этом в известность широкую публику.  Что-то молчаливо  списывает, что-то выставляет на разбор читателям: везде по-разному.  Как инициативная группа поняла: общих правил нет.

По конфликту в библиотеке имени М.М.Зощенко ситуация особая, и требует корректного рассмотрения. Книги выброшены в макулатуру.  Читателям не было предложено поучаствовать в их судьбе.  Все они были объявлены постфактум морально устаревшими, пришедшими в негодность и т.д. Но среди читателей  многие видели эти книги накануне их уничтожения, и никому в голову не приходило, что эти книги будут сданы в макулатуру. Накануне их перенесли в помещение ТОС Шлюза, откуда их днём, в отсутствие жителей, погрузили работники  ЦБС  в грузовые машины. Часть книг, чудом спасённая случайно подошедшими людьми, даёт наглядное представление и  о «моральном» устаревании, и о «ненадлежащем» виде книг. Читатели написали письма в ряд инстанций, отделы культуры по этому поводу. Написали и в «Навигатор» статью. Статья не была опубликована, но по факту «Навигатор» поручил написать статью С.Книжник, которая и вышла.

К сожалению, многие аспекты обсуждения сложившейся ситуации со Светланой Книжник не нашли отражения в материалах статьи, и статья не даёт полноценного освящения проблемы.  И, вероятно,  как мы поняли при существующей модели рассмотрения, это вряд ли возможно.

Особо цинично поступила О. Зубарева в отношении старейшего работника библиотеки имени М.М. Зощенко -  Н.Н. Баевой,   стараниями которой библиотека перешла в сегодняшнее помещение.  О. Зубарева, и не пытается разобраться, с больной головы валит на здоровую, переворачивая факты. Здесь, скорее всего, обычный человеческий фактор. Заместитель  Зубаревой, Н. Броворниченко, приняла активное  участие в травле Н.Н. Баевой по банальной причине:  ей два года назад отказали вести юбилейное мероприятие в библиотеке имени М.М. Зощенко, тактично объяснив, что вести будут сами работники библиотеки, отработавшие в ней не один десяток лет.   На совещании у Л.Н. Грохотовой Н. Броворниченко это озвучила в качестве одного из обвинений. Ещё, с её слов, на Н.Н.Баеву писались  докладные, правда, как выясняется, саму Н.Н. Баеву забыли  поставить об этом  в известность. На тот момент, правда, Броворниченко не была замом, а была зав. метод. отделом, а Зубарева  не была директором. А сейчас всё просто: совершив определённые поступки в отношении Баевой, а также в отношении книг, сданных в макулатуру, О.Зубарева всячески пытается оправдать свои бесчеловечные действия.

Вот уже месяц, как прекратились постоянные встречи читателей в библиотеке, атмосфера выстроенная годами, разрушена, на сегодняшний день прекратил работу читальный зал; такого не было никогда. (Правда, здесь провели два мероприятия, на одном из которых присутствовало 5 человек, а на другом – 4, поэтому традиционными и привычными эти мероприятия назвать невозможно. Да и унылое чтение по бумажке не впечатляет.) Сейчас вместо привычных рядов читального зала сиротливо стоит один столик для читателей, остальные завалены литературой. Мероприятие, посвящённое 4 ноября, было отменено по причине отсутствия места.

С документами, регламентирующими работу библиотек,  пока не совсем хорошо.  Никто, вероятно, не хочет брать ответственность за своё творчество в этой области. Но одно мы точно выяснили: списание книг стало чиновничьим правом, с которым нельзя мириться. Под каким только предлогом не уничтожается наша с вами культура.  И мы в который раз можем вновь стать Иванами не помнящими родства. Не сразу, конечно, а постепенно, и опять у нас не будет истории. «Библиотеки» придумали разные способы утилизации  в условиях слабого  общественного внимании к книге.  Это, если к книге не обращались определённое количество лет,  её – в макулатуру (периодика так практически вся).  Если книг больше определённой комплектности, а комплектность не прописана  чётко - в макулатуру.  Если книги старше 1956 года - в макулатуру. (Это я, правда, впервые услышал именно от С.Книжник, которая, вероятно,  получила информацию от Зубаревой.   Так у нас  никогда  не  будет  старых книг. Но и об этом она умолчала в своей публикации).

В  общем, создаётся впечатление, что  историю в очередной раз основательно зачищают, под разными предлогами.  А в призывах: «Принеси в Дар библиотеке книгу» - не указывается,  что её, книгу, ждёт.  И, таким образом,  зачистке при читательском доверии, которое ещё есть к библиотекам, подвергнутся и частные библиотеки.  А люди будут думать, что передали книги в достойное место, где им гарантирована вторая жизнь. Многих (безфамильно), кто принёс в дар книги, в статье обвинили, как принесших негодное. Мы видели, какие книги чиновники считают негодными. 

Интересно, много ли они сами прочитали за свою жизнь книг, зачастую сапожник без сапог, как гласит русская поговорка.  И в общении речь этих «библиотекарей» не усеяна афоризмами и не блещет знаниями  не то что научной и научно-популярной литературы, которая в том числе оказалась в макулатуре, но и знаниями литературы  в рамках  школьной программы.   ВЕДЬ, ЧТОБЫ БЫТЬ БИБЛИОТЕКАРЕМ, НЕТ ОСОБЫХ ТРЕБОВАНИЙ ПО КУЛЬТУРНОМУ  УРОВНЮ,  как, впрочем, нет таких требований для чиновников, возглавляющих комитеты по культуре. Модель та же, что и при назначении министров обороны.  Именно об этом пишет Книжник:  кого назначать на должность  - привилегия руководителя.  Каков руководитель - таковы и подчинённые, каков поп - таков и приход, говаривали в старину.

Поэтому совещание в присутствии Грохотовой не получило объективного рассмотрения, а чиновник,  всячески обосновывала, почему в кабинете совещания  нельзя вести видеосъёмку. Ведь чиновник всего-навсего должен следить за книгой.  Но тогда, как он может списывать книги, не зная их ценности, а следя только за массовой модой.  Хорошая книга требует квалифицированного читателя. И не случайно один из крупнейших писателей 19 века -  Л.Н.Толстой, 100-летие со дня смерти  которого мы отмечаем в этом году,  писал: «Всю жизнь учусь читать книги».(4 ноября прошла встреча в ДУ СО РАН, в клубе «Горизонты», посвящённая Л.Н.Толстому, на высоком уровне владения материалом, с участием  и племянника Толстого по линии жены Л.Н., праправпраправнука Екатерины II).

А про комплектность в списании мы имеем дело ведь с публичной библиотекой.  Если в микрорайоне Шлюз проживает, около 20 000 человек, то, чтобы прочитать книгу комплектностью в 2 экземпляра, надо ждать своей очереди 24 000 часов, если бы каждый прочёл её чуть больше, чем за час. То есть время ожидания - 1000 дней или примерно три года. Может быть, поэтому так плохо поставлена работа в городе по электронным каталогам, по сайтам  библиотек. Нет читательских конференций... Ничего не слышно об  обществе книголюбов, в которое мы вступали в СССР. Мы видим, как за эти годы изменилась речь и качество не только учеников, но и выпускников вузов. Сегодня большинство европейских библиотек оцифровало свои фоны, и люди пользуются в электронном виде всеми материалами любых эпох, а книги хранятся в хорошо оборудованных местах. Мы имеем недостаточно места и дефицит фондов.  Дефицит был всегда  во времена СССР. Тоже книг всегда не хватало, поэтому мы клеили и чинили их на уроках труда в школах, а списание книги - это было ЧП.

Есть чёткая зависимость места страны среди других стран с тем, как и что читает население. Россия за годы перестройки опустилась по этому показателю, как и по остальным. Культура и развитие напрямую связаны с квалификацией читателя,  и роль общества в возрождении страны зависит от нас с вами, по крайней мере - пока ещё большая часть умеет читать… Чтобы поднять Россию, надо возвращать роль чтения и книги.  Когда говорят об электронной книге, забывают, что в России не оцифровано  более 90 % книг  и документов. А многие оцифрованные становятся коммерческой собственностью, и их владельцы не всегда  за дёшево предоставляют свои услуги.  Есть и ещё одна причина, по которой мир не отказался от книг. Это не только культурная ценность, но пока электронные носители имеют ограничения для зрения, и не только для  детей.

 

 

Comments